Сайт қайта жаңғырту сатысында

Доктор филологических наук Карлыгаш Айдарбек рассказала о причинах и последствиях реформирования государственного языка.

Опубликовано Администратор в

О том, почему в казахском языке появляются «смешные» термины и зачем переходить на латинский алфавит, а также о плачевном опыте тюркоязычных стран в интервью корреспонденту Today.kz рассказала заведующая отделом терминологии Института языкознания имени Ахмета Байтурсынова Комитета науки МОН РК, доктор филологических наук Карлыгаш Айдарбек.
— Как вы считаете, почему в казахском языке появляются так называемые смешные термины, когда используется либо прямой перевод слова, либо незначительно меняется написание и произношение? К примеру: күйсандық (пианино), күйтабақ (грампластинка), күнперде (жалюзи), пошта (почта), шот (счет) и так далее?
— Во-первых, терминология любой науки и языка развивается следующим образом: использование слов, уже существующих в языке, заимствование терминов из других языков и, собственно, создание новых терминов. Во-вторых, словарное пополнение языка науки новыми словами, то есть терминами, происходит путем использования существующих в языке морфем и их новых сочетаний, путем соединения. А в третьих, терминология, безусловно, должна строиться на базе родного языка и полностью соответствовать его законам словообразования и грамматики. Только в этом случае она будет доступной, следовательно, устойчивой, что очень важно и принципиально для терминологии. В конце концов, по абсолютно единому мнению ученых-терминологов, нарушение норм национального, родного языка способствует тому, что терминология становится непонятной и неясной.
Теперь к примерам. Что такое «жалюзи»? Это предмет интерьера, который защищает от солнечных лучей. А слово «күнперде» состоит из слов «күн» — «солнце» и «перде» — «занавес». Следовательно, данное слово передает значение – «занавес, защита от солнца». Аналогичным способом созданы и слова «күйтабақ», «күйсандық» и тому подобные.
Что касается написания и произношения слова «пошта», то орфоэпические нормы казахского языка обязывают к именно такому произношению слов, то есть «шопыр», а не «шофер», «бұғалтыр», а не «бухгалтер», «шот», а не «счет».

Каждый язык обрабатывает термины согласно своим орфоэпическим и фономорфологическим особенностям

Конечно, пробелы в терминообразовании существуют. Например, очень часто обсуждаемый термин «қылтима» — балкон и ему подобные варианты терминов, такие как «волейбол» -«қақпадоп», «баскетбол»-«салмадоп», «регби» — «қауындоп». Это термины-однодневки, разового использования. Они никем и нигде не утверждены и остались окказиональными, авторскими словоупотреблениями.
— Недавно Глава государства вновь раскритиковал адаптацию иностранных слов в казахский язык. На этот раз недовольство вызвало слово «процент», которое, по словам Президента, заменили словом «пайыз». Что вы можете сказать по этому поводу?
— В целом, действительно, в каждом живом, развитом языке, в том числе и в казахском, существует огромный пласт интернациональной лексики, и мы, ученые-лингвисты, в частности терминологи, признаем, что обойтись без этого невозможно. И данное явление нами рассматривается не как недостаток, а как преимущество, как процесс взаимного обогащения. Более того, все последние научно-теоретические исследования в области терминологии доказывают, что при взаимном функционировании терминов, то есть созданного на базе родного языка и его иноязычного варианта, например, «процент» — «пайыз», «рынок» — «нарық», «гимн» — «әнұран», «музей» — «мұражай», более конкурентоспособным является тот, который создан на основе национального языка. И это не мое личное мнение, а научно обоснованная точка зрения, которой придерживаются терминологии в других мировых языках.
И в целом, хотелось бы сказать, что с момента обретения Казахстаном статуса независимого государства у нас действительно на данный момент есть определенные достижения в области терминологии.

Наш научный язык, так или иначе, наконец-то заговорил на государственном языке

А критика тех или иных терминов – это единичные, частные случаи неудачных вариантов терминов. Тем более в этом вопросе есть определенная степень субъективизма, то есть кому-то он нравится, а кому-то – нет. А ученые-лингвисты смотрят на это с точки зрения научной обоснованности, то есть может ли это слово быть термином, несет ли тот смысл и соответствует ли понятию, которое заложено в нем. И не мы даем путевку в жизнь новым терминам, а сам язык и его носители.
— А почему бы не оставлять международные термины без изменений, такими какие они есть? Зачем переводить такие слова, как фонтан, казино, велосипед, альпинист и прочие?
— В данном случае возникает вполне закономерный вопрос, что такое «международный термин»? Вы удивитесь, что такое понятие существует, но его дефиниции нет, то есть в словарях нет понятия «международный термин». Может быть, речь об интернациональных словах? Интернациональные слова – это преимущественно греко-латинские элементы, которые используются в неизменном виде. Данные интернационализмы и по сей день используются в казахском языке, и никто их не переводил – это такие слова, как этимология, лексикология, терминология или элементы: макро-, микро-, ультра-, био- и тому подобное. В противовес могу сказать, что, например, в китайском языке нет ни единого международного термина. И кто может оспорить и утверждать, что китайский язык не развитый? И еще раз хочу повторить: терминология любого языка в первую очередь создается на базе родного языка.

Иначе мы никогда не сможем создать свой собственный национальный терминологический фонд и сформировать национальную терминологическую базу государственного языка

Это очень важный вопрос. Обратите внимание, на данный момент весь терминологический фонд казахского языка насчитывает около 40 тысяч терминов, из них 33 479 являются так называемыми международными терминами. И только 6 317 были освоены казахским языком – это всего 1,9 процента. Капля в море!
— Ежегодно в казахском языке появляется несколько тысяч новых терминов и вариантов уже созданных. Не является ли это разнообразие форм проблемой для носителей языка? Бытует мнение, что из-за этого происходит путаница, которая приводит к недопониманию. К примеру, слово «помидор» и его варианты «қызанақ» и «алжұмыр»?
— Вариативность – это вполне закономерное языковое явление. Это естественный процесс, когда к одному термину появляется два-три и более его варианта. Следует признать, что терминообразование – это целенаправленный сознательный процесс, контролировать который невозможно. После Послания Президента терминологии стали уделять очень большое внимание. Конечно, мы этому очень рады.

Проблема в том, что по сей день в казахском языке не было проведено ни одной научной работы по стандартизации терминов

К примеру, как это делают ученые в других странах, где на постоянной основе ведутся работы по унификации: одно понятие – один термин. А у нас, к сожалению, такого нет.
— А как будут обстоять дела с терминами в казахском языке с переходом на латинский алфавит? Не запутаемся ли мы еще сильнее и какие конкретно проблемы решает эта реформа?
Это не будет чем-то новым. Это будет тот же казахский язык, меняется письменность, а слова остаются. В связи с переходом на латинскую графику в первую очередь решится проблема произношения.

Слова будут произноситься правильно.

Мы, лингвисты, свято верим, что будем наконец-то говорить по-казахски. К примеру, знак «ы». Он есть, как в казахском, так и в русском языке, но правила произношения этого знака разные. Казахский «ы» короче, а русский звук, наоборот, длиннее, то есть знак один, а звуки совершенно разные. И с переходом на латиницу будут те знаки и звуки, которые и должны быть.
Кроме того, переход на латинскую графику ничем не грозит. В целом все будет осуществляться постепенно, шаг за шагом. Этот переход обсуждался уже давно. И наш институт довольно продолжительное время изучает опыт других стран — Азербайджана, Турции, Узбекистана и даже Каракалпакстана. Все недочеты и просчеты учтены нашими учеными, в наличии имеются солидные сборники и издания, где анализируются ситуации в той или иной стране.

Самая плачевная ситуация, конечно, в Узбекистане, где столкнулись с множеством проблем и переход на латиницу буксует уже не один год.

Основной точкой преткновения у них стал сам вариант алфавита, и эта проблема до сих пор не решена. С этой задачей неплохо справился Азербайджан. Но самая первая на латиницу перешла Турция, и, наверное, по стажу использования мы у них должны взять все самое лучшее, хотя и у них тоже не все идеально.
Весь накопленный другими тюркоязычными странами опыт будет учитываться. Будет решаться, какой принцип при переходе мы возьмем за основу – орфографический, как в турецком языке, или орфоэпический, как русский. Мы сейчас работаем над этим, ведем детальные разработки и изучаем примеры тех стран, которые уже перешли на латинскую графику. И никаких интуитивных либо субъективных решений не будет, все будет с точки зрения науки и обоснованно.
Автор статьи:
Айгерим Тукушева
0 Поделились
Рубрики: НОВОСТИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *